11311

Удрученный Путин: Россия никогда не относилась к Европе, как к «любовнице»

Европа не желает признавать законные интересы России в области экономики и интеграции на постсоветском пространстве, считает Владимир Путин. Так президент прокомментировал вопрос журналиста газеты Corriere della Sera, не считает ли Россия себя преданной и брошенной, как любовник, от которого ушла любовница.

Владимир Путин: «Мы никогда не относились к Европе как к любовнице. У меня сейчас такое впечатление, что Европа старалась строить с нами отношения на материальной основе, причем исключительно в свою пользу».

Президент напомним о третьем энергопакете Евросоюза, из-за которого сорвался проект «Южный поток»; а также о недопуске российских товаров в области атомной энергетики на европейский рынок и нежелании ЕС сотрудничать с Таможенным союзом. По его мнению, это несправедливо.

Владимир Путин: «Потому что, когда страны Европы интегрируются — это нормально, а если мы на постсоветском пространстве делаем то же самое — пытаются это объяснить стремлением России к воссозданию какой-то империи».

Он напомнил об идее создания единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока, которую Россия поддерживает.

«Все говорят: да, нужно к этому стремиться. Но что происходит на практике? — задался вопросом российский лидер. — Вот прибалтийские страны присоединились к Евросоюзу, ну и слава Богу, и хорошо, — сказал президент. — Но вот теперь нам говорят, что эти страны — а они входили в энергетическую систему бывшего Советского Союза и энергосистему России, — они должны перейти в энергосистему Евросоюза. Мы спрашиваем: «Есть какие-то проблемы с энергоснабжением или что, что происходит, почему это нужно сделать?» — «Нет, проблем нет, но вот так мы решили, так будет лучше».

По словам Путина, для России это означает необходимость строительства дополнительных генерирующих мощностей, поскольку линии электропередачи шли через прибалтийские страны в некоторые регионы России и наоборот, а все это будет переключено теперь в Европу. «Все это будет нам стоить где-то 2−2,5 млрд евро», — резюмировал он.




Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *